RU EN

Меню страницы:

Публикации 2018 года

Ключевые слова:
Иван Васильевич Семечкин, 90-летний юбилей

Реферат

* Статья публикуется в сетевом издании

Иван Васильевич Семечкин (к 90-летию со дня рождения) // Сибирский лесной журнал. 2018. № 2.  

Текст статьи


ЮБИЛЕИ 


ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ СЕМЕЧКИН

(к 90-летию со дня рождения)


Семечкин И.В. (фото на сайт).jpg


Ведущий научный сотрудник лаборатории таксации и лесопользования Института леса им. В. Н. Сукачева СО РАН, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, ветеран Сибирского отделения АН СССР и РАН, заслуженный лесовод Российской Федерации Иван Васильевич Семечкин родился 9 марта 1928 г. в г. Казани, Республика Татарстан. Родители его были врачами, нередко их командировали в различные «горячие» точки страны для борьбы с эпидемиями, обострившимися на фоне отдельных голодных лет в предвоенный период. Вначале это был жаркий степной Казахстан (г. Акмолинск, ныне г. Астана – столица республики), затем лесной Урал (г. Красно­уфимск) – совсем другая природа, возвращение в Поволжье (Казань). Отрочество и юность проходили в военные и первые послевоенные годы. Незадолго до начала Великой Отечественной войны семья поселилась в Крыму. Отец, работавший под началом известного хирурга А. В. Вишневского, выполнял ответственное задание – исследовал специфику хирургических операций при поражениях пациентов боевыми отравляющими веществами. В процессе проведения экспериментов на животных он заболел. Сказалось снижение иммунитета из-за недоедания и напряженной работы. Для поправки здоровья был назначен главным врачом одного из крымских санаториев. Вскоре о собственном здоровье пришлось забыть. Всю войну он в качестве фронтового хирурга спасал жизнь других.

Матери с тремя детьми удалось покинуть Крым в трюме грузового парохода. С трудом добрались до Сталинграда, а затем вверх по Волге на «попутном» пароходе долго плыли до Казани. Чувство голода осталось самым устойчивым воспоминанием от этой поездки. В Казани стало ненамного легче. Прокормить троих детей врачу в городских условиях военной Казани было трудно. Речь шла о выживании в прямом смысле этого слова. Тогда-то не ради удовольствия, а из-за острой необходимости Иван Васильевич и стал сначала рыбачить, а немного позже и охотиться.

Разыскав на чердаке отцовские рыболовные снасти, он настойчиво стал облавливать околоволжские водоемы, внося заметную добавку в скудный карточный рацион. Попутно изучал и охотничье дело. Важно, что он стал это делать самостоятельно, без наставников. Подспорьем служили лишь соответствующие книги и журналы, которыми были полны военные казанские базары, на которых продавалось все, что можно было реализовать ради приобретения еды. Когда Ивану Васильевичу исполнилось 16 лет, он получил право владеть отцовской одностволкой. Дело пошло веселей. Добавкой к рыбе весной стали утки, а осенью и зимой еще и зайцы. Молодой охотник освоил не только азбуку добывания дичи, но и ее обработки: научился снимать шкурки, щипать перья и т. п. Это важная черта Ивана Васильевича. Понятие «рационального», т. е. разумного, использования даров природы и своих усилий для него не пустой звук, а программа действий. Это характерно и для его научной работы. Все, что получено в результате экспериментов и затем осмыслено, должно быть доведено до публикаций.

Дети часто наследуют от своих родителей не только внешние признаки, но и черты характера, поведения. Иван Васильевич воспринял от отца и матери многое из того, что было неотъемлемым от их врачебной деятельности. Это, прежде всего, определенность цели-задачи, четкое представление о конечном результате, тщательное про­думывание последовательности действий, непрерывная сверка результатов и оперативное внесение корректив. И, конечно же, анализ результатов и включение их в «персональную базу личного опыта».

В школьные годы у Ивана Васильевича не было заветного желания стать лесоводом. Возникали даже мысли технического плана. Помог совет хорошего знакомого офицера-фрон­товика, имевшего награды не только за личное мужество, но и за разработку сложных боевых операций. Он был хорошим художником, до войны успел поработать в лесоустройстве. Наблюдая за контактами Ивана Васильевича с природой, он угадал в нем естествоиспытателя. Мы должны быть благодарны этому человеку за направление юбиляра в верное жизненное русло.

По совету офицера-фронтовика Иван Васильевич в 1946 г. поступает на лесохозяйственный факультет старейшего в России лесного учебного заведения – Ленинградской лесотехнической академии им. С. М. Ки­рова. Это был настоящий храм лесной науки. В годы обучения Ивана Васильевича в академии преподавали многие маститые ученые и педагоги: профессора – М. Е. Ткаченко, И. В. Тю­рин, Н. В. Третьяков, М. Н. Римский-Корсаков, С. И. Ванин, А. К. Митропольский, Г. Г. Доп­пельмайер, Г. Г. Самойлович, Х. Писарьков, доценты – А. А. Байтин, А. А. Ливеровский, П. В. Горский, А. В. Преображенский и другие известные специалисты, оставившие яркий след в истории отечественной лесной науки и образования.

Учиться в этот период было тяжело материально. Приходилось носить отцовскую шинель, временами подрабатывать, но тяга к знаниям и обаяние знаменитых лекторов делали свое дело.

После третьего курса во время производственной практики И. В. Семечкин несколько месяцев трудился в должности штатного лесничего в Марийской АССР, участвуя во всех видах работ (таксации лесосек, освидетельствовании мест рубок, уходе за лесными культурами и противопожарными минерализованными полосами и др.). А после четвертого курса по предложению Михаила Елевферьевича Ткаченко поехал в составе лесоустроительной экспедиции таксатором в ленточные боры Алтая. Дипломную работу писал именно на материалах этой экспедиции. Тема дипломной работы была весьма актуальной – борьба с лесными пожарами в сухих борах Алтая.

Академию Иван Васильевич закончил с отличием и был рекомендован в аспирантуру, где трудился под руководством одного из любимых своих учителей – заведующего кафедрой лесной таксации и лесоустройства профессора Николая Васильевича Третьякова. Тема диссертационной работы была новаторской: использование массовых материалов глазомерной таксации для изучения хода роста ельников-черничников и кисличников в Лисинском учебно-опытном лесхозе Ленинградской области – старейшем лесном опытном объекте в России. В основе исследования было учение о древостое элемента леса, разработанное Н. В. Третьяковым в 20–30-е гг. ХХ в. Это был прорыв мирового значения в теории лесной таксации.

После успешной защиты диссертации И. В. Семечкин был вынужден покинуть Лесотехническую академию и красивейший город страны Ленинград в связи с появлением своей семьи и стесненными жилищными условиями. Его пригласили на должность заместителя директора по науке заповедника «Денежкин камень», что находится в южной части Северного Урала и богат кедровыми лесами. По-видимому, именно с этих пор в результате большой работы по закладке постоянных пробных площадок в уральских кедрачах у Ивана Васильевича зародилась любовь к этой древесной породе, которую он сохранил на всю жизнь.

В 1960 г. его пригласил в Институт леса и древесины СО АН СССР знаменитый лесоустроитель, бывший первый министр лесного хозяйства СССР профессор, доктор наук Герман Петрович Мотовилов. В то время по кедровой проблеме работали ученые разных городов и специальностей. Иван Васильевич был приглашен в Красноярск в качестве опытного таксатора. По прибытию в город ему передали записку Германа Петровича о необходимости срочного выезда на полевые работы в кедрачи Западного Саяна. Одновременно он получил и ключи от квартиры в новом доме. Таким образом, тыл для многолетней плодотворной работы был обеспечен. С этих пор Иван Васильевич стал красноярцем, а Красноярск уже тогда был одним из ведущих центров лесной науки в стране (Сибирский технологический институт, СибНИИЛХ, Институт леса и древесины).

Лабораторией лесной таксации и лесоустройства заведовал сам Г. П. Мотовилов, а он был строгим и требовательным руководителем. Лаборатория была большой и разноплановой, в ней были группы лесоустройства, лесной таксации, аэрометодов и картографии, лесного охотоведения. В последующие годы на базе этой лаборатории был создан ряд новых лабораторий: аэрометодов и картографии, морфологии леса, зоологии лесных животных, математических методов. Ивана Васильевича назначили руководителем группы лесной таксации, перед которой стояли и государственно важные задачи. Первоочередной задачей было составить сортиментно-сортные и товарные таблицы по горным кедровникам для нужд лесоустройства и лесной промышленности. Ежегодно в период полевых работ рубили, обмеряли и товаризировали сотни стволов кедра в Красноярском крае, в Томской и Иркутской областях и отчасти в Бурятии.

Искомые таблицы для кедра Западного Саяна были составлены и получили высокую оценку при опытно-производственной проверке. Попутно был решен и ряд чисто научных задач: разработана классификация возрастной структуры кедровых насаждений (классификация И. В. Семечкина оказалась наиболее практичной, а потому и лучшей из нескольких классификаций разных авторов, поэтому она получила широкий научный резонанс и была использована и при таксации других древесных пород).

Кроме того, была изучена вариабельность основных таксационных показателей кедровников разных районов. Иван Васильевич построил ряд таблиц хода роста для кедровников разной возрастной структуры, в том числе и на новой методической основе. Совместно с сотрудником лаборатории В. Ф. Лебковым разработал местную бонитировочную шкалу для сибирских кедровников. Составил стандартную таблицу полнот и запасов кедра, ряды распределения деревьев кедра по диаметру и запасу (по ступеням толщины) для древостоев разных типов возрастной структуры. Много работал со своей супругой Марией Геннадьевной Семечкиной по проблеме определения возраста деревьев кедра по внешним морфологическим признакам и введения поправки в возрасте на гниль и высоту пней. Наконец, он был главным мыслителем при отработке метода глазомерно-измери­тельной таксации кедровников в производственных условиях.

В 2001 г. защитил докторскую диссертацию, в которой обобщил результаты многолетних работ по кедру, а в 2002 г. вышла в свет его монография «Структура и динамика кедровников Сибири».

И. В. Семечкин был одним из ведущих авторов, инициаторов и руководителей при разработке «Руководства по организации и ведению хозяйства в кедровых лесах (кедр сибирский)», созданного большим коллективом ученых института в 1990 г. Он также совместно с В. Ф. Лебковым руководил работой по исследованию биологической продуктивности сосняков лесостепной зоны Красноярского края и участвовал в полевых работах М. Г. Семечки­ной, которая защитила по этой теме кандидатскую диссертацию и опубликовала ценнейшую монографию «Структура фитомассы сосняков» (1978 г.), в которой кроме новых региональных данных по фитомассе сосновых древостоев была исследована, оценена и обобщена точность различных методов выявления биологической продуктивности насаждений и в приложении приведен весь собранный автором фактический материал, что не часто встречается в научных трудах.

Мнением Ивана Васильевича по разным вопросам, касающимся лесного фонда Сибири, дорожил директор института академик А. Б. Жуков, который всегда приглашал его к себе в кабинет при подготовке аргументированных ответов на запросы вышестоящих инстанций. И. В. Семечкин участвовал в 80-х гг. в составе экспедиции Сибирского отделения АН под руководством академика А. А. Трофимука по оценке возможного экологического ущерба при строительстве и эксплуатации проектировавшейся Туруханской ГЭС.

Руководил он закладкой пяти постоянных пробных площадей в кедровниках Западного Саяна. Так был заложен многолетний уникальный опыт по изучению динамики роста, отпада и возобновления в спелых пихтово-кедровых насаждениях в горных условиях. По результатам этой работы был опубликован ряд статей в журнале «Лесоведение», а научный сотрудник лаборатории В. И. Поляков защитил кандидатскую диссертацию и опубликовал нетривиальную монографию «Черневые кедровники Западного Саяна: контроль и прогнозирование хода роста» (2007 г.).

Другой сотрудник лаборатории В. Е. Попов провел (под руководством Ивана Васильевича) разностороннее исследование кедровников Лено-Ангарского плато и также защитил кандидатскую диссертацию. И. В. Семечкин был руководителем многих аспирантов и соискателей кандидатской степени, некоторые из которых позже защитили и докторские диссертации. Ныне работающий заведующим лабораторией таксации и лесопользования доктор с.-х. наук В. А. Соколов также был его аспирантом.

В 70-х гг. Иван Васильевич в составе советско-монгольского лесного отряда биологической экспедиции принимал активное участие в изучении лесов Монголии, а впоследствии стал одним из соавторов обобщающей монографии (четырехтомника) «Леса Монгольской Народной Республики», первые два тома которой вышли в 1978 и 1980 гг. Он постоянно помогает и сейчас в редактировании научных работ и диссертаций монгольских товарищей – сотрудников Института ботаники Академии наук Монголии.

Работая долгие годы заведующим лабораторией лесоустройства и лесной таксации и заместителем директора по науке (с 1979 по 1991 г.) Института леса и древесины СО АН СССР, бывал на Байкальском, Ермаковском, Усинском, Назимовском, Погорельском и других стационарах института, активно поддержал опытно-производственное лесоустройство на ландшафтной основе в Байкальском государственном заповеднике и в Бабушкинском лесхозе Бурятии. Будучи верным учеником создателя учения об элементе леса профессора Н. В. Третьякова, он активно пропагандировал это учение среди выпускников различных вузов, включая МГУ, работавших в Институте леса и СибТИ и часто не разделявших фундаментальной роли древостоя элемента леса в понимании всех закономерностей роста и развития отдельных насаждений и лесных массивов в целом.

Поскольку я отношусь к числу первых учеников Ивана Васильевича (с начала 1963 г.), добавлю, что он научил нас грамотно и ответственно закладывать пробные площади любого типа (подбор насаждения и его описание по В. Н. Сукачеву, выделение древостоев элемента леса, расчет и подбор модельных деревьев, анализ стволов и описание пороков древесины, картирование по кварталам), а мы уже дальше по эстафете учили этому наших коллег и учеников. Ценной чертой Ивана Васильевича является то, что он поощряет самостоятельность в научной работе, никому не навязывая своего мнения. Сам он в последние годы углубился в осмысление леса как сложной многофункциональной системы, при изучении которой необходимо одновременно использовать популяционный, онтогенетический, ландшафтный, биогеоценотический, математический и философский подходы.

Будучи многогранной личностью, И. В. Се­мечкин увлекается рыбалкой и охотой, написал на эту тему немало очерков и рассказов в журнал «Сибирский промысел» (членом редколлегии которого является), временами по зову души пишет стихи. Кроме того, он непревзойденный огородник.

Ученики, коллеги и друзья юбиляра всегда будут ему благодарны за полученные от него ценные советы и желают ему еще многих плодотворных лет работы – «бороться и искать, найти и не сдаваться»!


Р. А. Зиганшин,

Институт леса им. В. Н. Сукачева СО РАН

ФИЦ КНЦ СО РАН,

Красноярск


Вернуться к списку статей