RU EN

Меню страницы:

Статьи 2021 г.

Ключевые слова:
сокращение покрытой лесом площади, дистанционные методы лесоэкологического мониторинга, береза плосколистная Betula platyphylla Sukacz., осина обыкновенная Populus tremula L., естественное возобновление, Монголия
Страницы:
53–63

Реферат

УДК 630*160.2:630*61/.62(100):574.474

Sukhbaatar G.1, Kim K. W.2, Purevragchaa B.3, Oyuntsetseg B.1, Ganbaatar B.3, Tseveen B.1, Dashzeveg G.3, Dovdondemberel B.3, Lobanov A. I.4 Deforestation and degradation of forests in the Khustai nuruu mountains of Northern Mongolia (Сухбаатар Г.1, Ким К. В.2, Пурэврагчаа Б.3, Оюунцэцэг Б.1, Ганбаатар Б. 3, Цэвээн Б.1, Дашзэвэг Г.3, Довдондэмбэрэл Б.3, Лобанов А. И.4 Обезлесение и деградация лесов в горах Хустай нуруу Северной Монголии) // Сибирский лесной журнал. 2021. № 2. С. 53–63 (на английском и русском языках).

DOI: 10.15372/SJFS20210205

© Сухбаатар Г., Ким К. В., Пурэврагчаа Б., Оюунцэцэг Б., Ганбаатар Б., Цэвээн Б., Дашзэвэг Г., Довдондэмбэрэл Б., Лобанов А. И., 2021

Обезлесение ландшафтов и деградация лесов в лесостепной зоне – одна из важнейших экологических проблем в планетарном масштабе, в том числе в Северной Монголии – на южной границе бореальных лесов. На основе анализа динамики лесопокрытой площади за 1999–2016 гг., проведенного на постоянных пробных площадях в горных лесах хребта Хустай нуруу Северной Монголии, выявлены ключевые факторы, ведущие к обезлесению ландшафтов и деградации лесов. Мониторинг лесопокрытой площади разреженных спелых и перестойных мелколиственных лесов с участием в составе древостоев березы плосколистной Betula platyphilla Sukacz. и частично осины обыкновенной Populus tremula L. проводился посредством визуального дешифрирования космических снимков со спутников Landsat. Несмотря на оценки ФАО о приостановке процессов обезлесения во многих странах мира, показано, что в районе исследований процессы обезлесения и деградации лесов только нарастали и наиболее активно протекали в период с 2006 по 2009 гг., когда лесопокрытая площадь с начала процесса обезлесения (1999 г.) снизилась на 463 га, или на 23.2 %. В ходе 17-летних мониторинговых наблюдений было установлено, что в общей сложности 675 га, или 34 % покрытой лесом площади утратило лесной покров. В качестве неотложных мер для смягчения последствий и сдерживания процессов обезлесения и деградации лесов рекомендуется совершенствование системы устойчивого управления лесами, установление оптимальной численности выпасаемых домашних и обитающих диких животных, усиление профилактики и мер борьбы с насекомыми-вредителями, проведение лесовосстановительных работ на утративших лесной покров площадях с применением крупномерного посадочного материала из местных древесных пород.

Текст статьи


ВВЕДЕНИЕ

Процессы деградации лесов и обезлесения в настоящее время широко распространены во многих регионах мира и представляются актуальной и острой проблемой с функциональной точки зрения сохранения экологической стабильности лесных регионов (FAO, 2010; Гунин и др., 2017).

Под деградацией лесов, в широком смысле, понимают не только гибель и сокращение их площади, а ухудшение жизненного состояния лесной растительности, снижение запасов древесины, гибель подроста, уменьшение биологической продуктивности, сокращение видового разнообразия лесных экосистем, ухудшение их структуры (Кархова, Давыдова, 2017).

Обезлесение – процесс естественного или искусственного сокращения лесопокрытых площадей, ведущий к исчезновению значительных лесных массивов и замене лесных ландшафтов на не покрытые лесом (Экологические термины…, 2010).

Деградация лесов и ускорение процессов обезлесения в бореальной зоне становятся актуальной проблемой в северном полушарии, особенно в регионах Центральной, Северо-Восточной и Юго-Восточной Азии (Angerer et al., 2008; Wang et al., 2012; Бажа и др., 2019).

Ряд исследователей отмечают, что ускоренное глобальное потепление оказывает негативное влияние на рост, продуктивность и жизненное состояние деревьев и древостоев (Данилин, Цогт, 2014; Danilin, Tsogt, 2014; Juřička et al., 2020; Sukhbaatar et al., 2020). В ряде работ отмечается важность учета лесных экосистемных услуг для смягчения последствий глобального потепления путем поглощения парниковых газов, сохранения почвенной влаги и биоразнообразия (Байгаль…, 2016; Sukhbaatar et al., 2018, 2019).

Среди стран Северо-Восточной Азии наиболее быстрое нарастание процессов обезлесения происходит в бореальных лесах Северной Монголии, что вызывает обоснованную озабоченность лесоводов и экологов (Бажа и др., 2019). Деградация лесов характеризуется количественными и качественными потерями, снижением средозащитных функций лесных экосистем, часто вызванных внешними антропогенными воздействиями, что приводит к значительным потерям и сокращениям запасов древесины (Данилин, Цогт, 2014; Danilin, Tsogt, 2014; Mongolia’s …, 2018). Продолжающаяся деградация лесов в конечном итоге может привести к полному обезлесению и опустыниванию территорий (Wang et al., 2012; Tsogtbaatar, 2013). По данным Д. Булган с соавт. (2013), около 80 % территории Монголии в настоящее время подвержены опустыниванию и деградации земель.

Монголия расположена в переходной зоне между сибирскими бореальными лесами и среднеазиатскими сухими степями. Согласно данным последней национальной инвентаризации лесов (Байгаль…, 2016, 2017), площадь бореальных лесов Монголии составляет 9.1 млн. га, или около 8 % территории страны. Леса Монголии являются источником не только ценных древесных и др. ресурсов, но и выполняют важнейшие средообразующие и природоохранные функции, оказывают экосистемные услуги населению, поддерживают водный баланс и способствуют сохранению почвенного покрова и плодородия, защите почв от дефляции и водной эрозии, сохранению биоразнообразия экосистем (Mongolia’s …, 2018).

Кроме воздействия изменений климата на сокращение площади лесов в Монголии значительное влияние оказывают высокоинтенсивные и катастрофические лесные пожары, нерегулируемые вырубки древесины и нерациональное лесопользование, массовые размножения насекомых-вредителей и фитопатогенов, вызывающих болезни леса, нерегулируемый выпас скота, истощительное и неэффективное управление лесами (Tsogtbaatar, 2004; Dulamsuren et al., 2010; Mongolia’s …, 2018; Валендик и др., 2018; Juřička et al., 2020),

В связи с отмеченным выше, продолжающимся и усиливающимся сокращением площади лесов, нарастающими негативными климатическими изменениям, все более актуальным становится внедрение в практику лесопользования эффективных методов организации и ведения устойчивого и неистощительного лесного хозяйства в Монголии (Sukhbaatar et al., 2020).

Пространственные и временные закономерности обезлесения ландшафтов и деградации лесов Северной Монголии изучены недостаточно, не в полной мере выявлены ключевые факторы, определяющие развитие нарастающих процессов обезлесения на южной границе бореальных лесов.

Цель исследования – выполнить оценку современного состояния лесов на хребте Хустай нуруу, провести анализ динамики покрытой лесом площади и установить основные факторы, определяющие обезлесение ландшафтов и деградацию лесов в регионе.


МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Исследования проводились в горных лесах юго-западной части Хэнтэйского нагорья, на территории национального парка Хустайн-Нуруу (ХНП), расположенного в 95 км к западу от столицы Монголии – г. Улаанбаатара. ХНП на западе включает в себя монгольскую степь и расположен на территории сомонов Алтанбулаг, Аргалант и Баянхангай Центрального аймака Тув. Правительство Монголии в 1993 г. объявило это место особо охраняемым районом, через год после начала проекта реинтродукции лошади Пржевальского Equus ferus przewalskii Poliakov (монг. «тахь») и с целью сохранения биоразнообразия.

Для проведения исследований были подобраны и заложены постоянные пробные площади (ПП), определены их географические координаты, высота над уровнем моря, экспозиция и крутизна склонов (табл. 1).


Таблица 1. Краткая характеристика постоянных пробных площадей, заложенных в горном районе ХНП

ПП

Древесная 

порода *

Географические координаты

Высота над 

уровнем моря, м

Экспозиция и 

крутизна склона

с. ш.

в. д.

ПП 1

Б

47°42′16.5″

105°51′25.6″

1782

СВ 12º

ПП 2

Б

47°42′12.8″

105°51′20.3″

1802

СВ 4º

ПП 3

Б

47°40′44.4″

105°51′12.7″

1652

СЗ 8º

ПП 4

Б

47°41′00.8″

105°51′38.6″

1536

СВ 7º

ПП 5

Б, Ос

47°41′36.3″

105°51′39.2″

1618

С 12º

ПП 6

Б, ед. Ос

47°43′00.7″

105°49′58.0″

1619

СВ 11º

ПП 7

Б, Ос

47°42′50.3″

105°48′48.3″

1633

С 13º

ПП 8

Б, Ос

47°47′37.5″

106°02′01.9″

1541

С 8º

ПП 9

Б, Ос

47°48′50.3″

106°06′08.1″

1588

С 15º

ПП 10

Б, Ос

47°48′16.8″

106°03′14.6″

1574

С 11º

Примечание. * Б – берёза Betula L.; Ос – осина Populus tremula L.; С – север; З – запад; В – восток.

Согласно ботанико-географического районирования район исследований относится к западному монгольско-даурскому горно-лесостепному округу (Грубов, 1982), расположенному на южной границе прерывистой вечной мерзлоты, с высотными отметками 1400 и 1842 м над уровнем моря (Bayarsaikhan et al., 2009).

Климат резко континентальный, полузасушливый. Среднегодовая температура воздуха 0.3 ºC, годовое количество осадков колеблется от 131.1 мм до 291.2 мм, причем 80 % осадков выпадает в течение вегетационного периода (Бугд Намрайдах…, 1971). Преобладают сухостепные типы растительности и мелколиственные травяно-кустарниковые березовые леса, произрастающие на темно-коричневых почвах склонов гор северной экспозиции. В их составе идентифицировано 450 видов сосудистых растений из 236 родов, принадлежащих к 63 семействам.

Объектами исследований явились лесные насаждения с участием в составе березы плосколистной Betula platyphylla Sukaczev с примесью осины обыкновенной. В насаждениях присутствует значительное количество валежа различной степени деструкции.

Пробные площади закладывались с учетом ОСТ 56-69-83 (1983). На репрезентативных лесных участках методом случайной выборки было подобрано и заложено в общей сложности 10 пробных площадей размером 20 × 20 м. Категорию состояния деревьев определяли согласно «Правил санитарной безопасности в лесах» (Постановление …, 2017). Все деревья на ПП были отнесены к следующим категориям состояния: I – здоровые (без признаков ослабления); II – ослабленные (усыхание ветвей до 50 %); III – сильно ослабленные (усыхание ветвей до 2/3 кроны); IV – усыхающие (усыхание более 2/3 ветвей); V – свежий сухостой; Vа – свежий ветровал; Vб – свежий бурелом; VI – старый сухостой; VIа – старый ветровал; VIб – старый бурелом; VII – аварийные деревья.

Описание растительного покрова и изучение динамики роста растений проводили по общепринятым методикам (Сукачев, Зонн, 1961; Андреева и др., 2002). Высоту растущих деревьев и сухостоя определяли с использованием высотомера Vertex IV/360, диаметр стволов на высоте груди (1.3 м от основания ствола) – мерной вилкой. Высоту пней и упавших деревьев измеряли мерной лентой, а их диаметр на половине высоты с помощью штангенциркуля.

На каждой из пробных площадей была произведена оценка естественного возобновления по методике А. В. Побединского (1966). Подрост древесных растений был разделен по классам высоты: 1 класс – растения от 10 до 50 см; 2 класс – от 51 до 150 см; 3 класс – от 151 до 300 см.

Источниками данных дистанционного зондирования для анализа ландшафтов за 8 лет наблюдений (1999, 2006, 2008, 2011, 2014–2016 гг.) являлись мультиспектральные снимки, полученные со спутников Landsat-8 и данные глобальных цифровых моделей рельефа (Центр…, 2016; SRTM…, 2016). Для обработки спутниковых данных были использованы программы обработки изображений ERDAS 9.1, ENVI 4.7, QGIS 2.8, eCognition Developer 8.7 и статистическая программа R Studio.

Для полевого исследования насекомых и сбора образцов были использованы методы подметания, встряхивания веток и световые ловушки. Мониторинг насекомых был проведен в течение всего вегатационного периода в период c мая по сентябрь 2017 г.


РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Таксационные характеристики исследованных насаждений. Общая таксационная характеристика древостоев пробных площадей приведена в таблице 2.


Таблица 2. Таксационная характеристика древостоев пробных площадей

Показатели

Номер пробной площади

Среднее значение

ПП 1

ПП 2

ПП 3

ПП 4

ПП 5

ПП 6

ПП 7

ПП 8

ПП 9

ПП 10

Возраст, лет

54

60

63

85

64

79

55

62

67

65 ± 10

Состав древостоя

10Б

10Б

10Б

10Б

10Б + Ос

10Б ед. Ос

10Б + Ос

10Б + Ос

10Б + Ос

10Б + Ос

10Б + Ос

Средний диаметр, см

12.7

15

13.7

13.5

11

13.7

14.4

8.7

16.4

7.7

12.7 ± 2.6

Средная высота, м

1.1

4.2

7.3

6.7

6.6

7.9

10.4

5.9

8.5

6.5

6.5 ± 2.4

Густота, экз./га

920

32

120

540

680

460

420

880

380

1400

583.2 ± 384.9

Сумма площадей 

поперечных сечений, м2/га

1.8

7.8

6.6

6.8

6.8

5.3

8

6.5

6.2 ± 1.8

Запас, м3/га

6.2

28.8

24.5

28.3

34.9

16.6

38.2

24

25.3 ± 9.5

Бонитет

V

V

V

Va

V

V

Va

V

V

V

Примечание. Среднее значение выражено стандартным отклонением.


Данные таблицы 2 показывают, что таксационные показатели древостоев пробных площадей в значительной степени варьируют, в пределах от VI до VIII классов возраста (в среднем – 65.4 ± 9.8 лет) и относятся к категории спелых и перестойных насаждений.

Возрастная структура березовых насаждений в районе исследований характерна для низкого уровня основного лесопользования и неудовлетворительной степени естественного возобновления. Преобладание спелых и перестойных березовых насаждений, отсутствие молодняков и средневозрастных древостоев характеризует недостаточную смену поколений леса и повышенный риск потенциального обезлесения в будущем.

Густота насаждений пробных площадей также в значительной степени варьирует (p = < 0.001) и в среднем составляет 583.2 ± 384.9 деревьев на га. При этом наиболее низкая густота отмечена на ПП 2 (32 экз./га), а наиболее высокая на ПП 10 (1400 экз./га) (рис. 1, 2).


Рис. 1.Ред.jpg

Рис. 1. Ослабленное (категория состояния II) березовое насаждение с низкой густотой древостоя (ПП 2), с пасущимися на опушке благородными оленями Cervus elaphus Linnaeus (внизу, слева) и лошадьми Пржевальского (вверху, справа).


Рис. 2.Ред.jpg

Рис. 2. Ослабленное (категория состояния II) березово-осиновое насаждение (ПП 10) с максимальной густотой древостоя.


Продуктивность насаждений характеризуется низкими классами бонитета (V и Va), при этом средние запасы древесины составляют 25.3 ± 9.5 м3/ га, при средних высоте и диаметру 6.5 ± 2.4 м и 12.7 ± 2.6 см, соответственно (табл. 2).

Деградация лесов и накопление надземной мортмассы. Представляя относительно невысокую хозяйственную ценность, лиственные леса с преобладанием березы, при незначительном участии в составе древостоев осины, вместе с тем, выполняют важные водоохранные, почвозащитные, санитарно-гигиенические, рекреационные, биосферные и социальные функции в регионе. Наличие многочисленных сухих и упавших деревьев березы и осины в изученных горных лесах Хустай нуруу является существенной отличительной особенностью ландшафта. Среди обследованных насаждений на ПП 5–8 характерно значительное количество сухостоя и валежа деревьев березы и осины (рис. 3).


Рис. 3.Ред.jpg

Рис. 3. Сильно ослабленное (категория состояния III) березовое насаждение (ПП 6) со значительным количеством сухостоя и валежа.


При этом запас сухостоя и валежа в насаждениях значительно варьирует (p = < 0.001). На ПП 1 обнаружено максимальное количество погибших деревьев и валежа с высокой степенью разложения, с единичными живыми растущими деревьями березы, побеги, листву и поросль которых активно объедают благородные олени (рис. 4).


Рис. 4.Ред.jpg

Рис. 4. Участок насаждения со старым ветровалом и валежом (категория состояния VIа) (ПП 1), с пасущимися благородными оленями, объедающими побеги и листву оставшихся единичных живых деревьев березы и поросли.


Наибольшие запасы и густота сухостоев зафиксированы на ПП 3 и ПП 6 (табл. 3). 


Таблица 3. Таксационные показатели сухостоя и валежа пробных площадей

Показатели

ПП 1

ПП 2

ПП 3

ПП 4

ПП 5

ПП 6

ПП 7

ПП 8

ПП 9

ПП 10

Сухостой березы плосколистной

Средняя высота, м

4.5

2.9

4.2

3.6

5

3.3

3.9

3.6

3.4

Средный диаметр, см

16

11.9

14.2

9

19.5

11

5.8

10.7

3.7

Густота, экз./га

14

440

140

400

140

380

320

100

120

Сумма площадей

поперечных сечений, м2/га

0.2

4.9

2.2

2.6

4.2

3.6

0.8

0.9

0.13

Запас, м3/га

0.7

9.4

5.1

5.9

11.3

6.9

2.1

2.2

0.16

Сухостой осины обыкновенной

Средняя высота, м

6

6.1

5.4

4.6

Средный диаметр, см

14.2

11.5

10.8

5.8

Густота, экз./га

180

100

80

1040

Сумма площадей

поперечных сечений, м2/га

2.8

1

0.7

2.8

Запас, м3/га

8.5

3.3

1.8

8.5

Валеж березы плосколистной

Средняя высота, м

7.8

4.7

3.8

4.6

3.5

5

5.7

Средный диаметр, см

9.4

11.2

11

11.2

10.3

8.9

14

Густота, экз./га

560

320

80

220

120

340

40

Сумма площадей

поперечных сечений, м2/га

3.52

3.17

0.8

2.2

1.1

2.25

0.6

Запас, м3/га

24.5

6.5

9.2

4.3

1.9

5.8

1.84

Валеж осины обыкновенной

Средняя высота, м

6.3

5.4

5.1

5.6

Средный диаметр, см

11.2

11

9.2

5.3

Густота, экз./га

260

400

100

60

Сумма площадей

поперечных сечений, м2/га

2.6

23.6

0.72

0.7

Запас, м3/га

4.1

10.8

1.8

1.3


Из анализа данных таблицы 3 следует, что на ПП 1 количество валежа березы плосколистной, с густотой погибшего древостоя 560 экз./га и запасом разлагающейся древесины 24.5 м3/га, можно считать относительно высоким. Подобная ситуация в горах Хустай нуруу характерна и наблюдается повсеместно на площадях более 50 гектаров.

Значительное накопление надземной мортмассы в виде валежа и древесных остатков с высокой степенью разложения, низкие древесный запас и густота жизнеспособных и растущих насаждений, отсутствие подроста, характеризуют деградацию лесов и создают угрозу полного обезлеснения в районе Хустай нуруу.

Динамика лесного покрова и обезлеснение. На основе 8-летнего использования космических изображений со спутников Landsat и посредством визуального дешифрирования границ лесных участков, были сформированы многослойные картографические изображения, отображающие динамику пространственных и временных закономерностей изменения характеристик лесного покрова в районе исследований (рис. 5).


Рис. 5.Ред.jpg

Рис. 5. Динамика пространственных и временных характеристик лесного покрова национального парка Хустайн-Нуруу, выявленная по спутниковым снимкам Landsat. Условные обозначения: 1 – границы национального парка; 2 – пробные площади; 3 – покрытая лесом площадь; 4 – обезлесенная площадь.


Из рисунка 5 видно, что в начале вегетационного периода 1999 г. леса в районе национального парка Хустайн-Нуруу находились еще в относительно здоровом состоянии, без признаков их деградации.

Сравнительный анализ спутниковых снимков показывает, что первое значительное уменьшение лесного покрова на площади 226 га, или 11.4 % лесопокрытой площади, произошло в 2006 г., через 7 лет после повреждения насаждений гусеницами непарного шелкопряда Lymantria dispar Linnaeus (рис. 5, 6).


Рис. 6. Динамика уменьшения покрытой лесом площади национального парка Хустайн-Нуруу за период наблюдений 1999-2016 гг.


Более существенное сокращение покрытой лесом площади происходило в период с 2006 по 2009 гг. – на 463 га, или на 23.2 % площади.

В ходе проведенных 17-летних мониторинговых наблюдений было установлено, что в общей сложности 675 га, или 34 % покрытой лесом площади в районе исследований полностью стали безлесными. При этом в среднем ежегодная потеря покрытой лесом площади составила 39.7 га, что свидетельствует об активации процессов обезлесения исследованной территории и высокой вероятности их продолжения в ближайшие годы.

Факторы, влияющие на естественное возобновление леса и жизненное состояние насаждений. Естественное возобновление леса является одним из основных показателей биологической устойчивости, продуктивности и воспроизводства лесных экосистем. Результаты наших исследований показывают относительно слабую степень естественной регенерации горных лесов Хустай нуруу. Об этом можно судить по густоте молодого поколения леса и его жизненному состоянию. Характерно сильное варьирование густоты самосева и подроста березы и осины от 140 экз./га (ПП 1) до 2570 экз./га (ПП 5) при среднем значении этого показателя в 1097 экз./га (рис. 7).


Рис. 7. Совокупное распределение густоты и высоты самосева и подроста березы и осины на пробных площадях.


В соответствии с принятыми категориями состояния древесных растений доминирующая часть (95.7 %) исследованного самосева и подроста березы и осины была отнесена к категории жизненного состояния ниже 1.5, то есть полностью здоровых деревьев в изученных насаждениях практически не наблюдалось.

Можно утверждать, что как по густоте, так и по качественному состоянию нынешнее молодое поколение леса в дальнейшем не сможет обеспечить формирование полноценных, жизнеспособных и продуктивных насаждений, обладающих высокой хозяйственной ценностью и средообразующими функциями.

Леса национального парка Хустайн-Нуруу являются средой обитания многих видов животных. Здесь насчитывается 55 видов млекопитающих 18 родов и 8 семейств (Hustai…, 2020). Данные учетов биоразнообразия показывают, что на территории парка постоянно обитают более 1300 животных благородного оленя, 500 животных зобастой антилопы (монгольского дзерена) Procapra gutturosa (Pallas), более 330 лошадей Пржевальского. Как показали наблюдения, олени и лошади, особенно в зимний период, часто питаются нижними ветвями и корой молодых деревьев, что приводит к физиологическому стрессу древесных растений, вызывая их кущение и формирование нескольких стволов, что свидетельствует о неоднократном их объедании животными, значительно замедляющим процессы естественного возобновления растений.

Одним из существенных факторов, влияющим на процесс естественного возобновления и жизненное состояние лесных насаждений, является их повреждение насекомыми-вредителями. В ходе лесопатологических обследований, проведенных в лесах национального парка Хустай-Нуруу, нами было обнаружено 3417 особей, относящихся к 37 видам 31 рода и 4 семейств. Среди них выявлены 4 вида моли и 29 видов жуков, оказывающих потенциально вредные воздействия на древесные растения, повреждающие их наземные и подземные органы, замедляющие процессы фотосинтеза.

Особенно вредное влияние на процессы естественного возобновления и качественное состояние лиственных насаждений оказывает массовое размножение непарного шелкопряда, гусеницы которого объедают листву деревьев. По данным U. Bayarsaikhan c соавт. (2009), массовое размножение непарного шелкопряда в районе исследований было зафиксировано в середине вегетационного периода 1999 г., что нанесло значительный ущерб лесным насаждениям. J. Tsogtbaatar (2004) отмечает, что в результате массового размножения непарного шелкопряда 31 % лесного покрова горного района Хустай-нуруу дефолиировано в сильной степени, 26.6 % умеренно и 39.4 % в легкой степени.

С целью определения выживаемости яиц непарного шелкопряда нами был поставлен специальный опыт по сбору яиц на пяти лесных участках района исследований. Всего было собрано 1935 яиц, размещенных у основания скал гор и на коре стволов деревьев березы и осины. В лабораторных условиях была определена их выживаемость. Результаты определения этого показателя приведены в таблице 4.


Таблица 4. Выживаемость яиц непарного щелкопряда, определенная в лабораторных условиях

участка

Общее число 

яиц, шт.

Количество яиц 

без личинок, 

шт.

Количество 

образовавшихся

личинок, шт.

Выживаемость, 

%

1

310

181

129

42

2

560

204

356

64

3

275

203

72

26

4

140

135

5

4

5

650

415

235

36

Итого

1935

1138

797

41


Данные таблицы 4 показывают, что в среднем 41 % яиц непарного шелкопряда оказались жизнеспособными, с образованием в последствие гусениц, при варьировании выживаемости яиц от 4 до 64 %. Столь массовая выживаемость яиц непарного шелкопряда и приводит к вспышке размножения указанного вредителя, препятствующего успешному естественному возобновлению древесных пород и наносящего значительный ущерб лесным насаждениям.

Предлагаемые меры по защите от обезлесения и деградации лесов. Проблемам оценки современного состояния горных лесов Монголии и вопросам организации их рационального использования посвящены работы монгольских исследователей Ж. Цогтбаатар с соавт. (2004), J. Tsogtbaatar (2004, 2013), U. Bayarsaikhan et al. (2009), и др. Этими и др. авторами отмечается, что год от года усиливающийся процесс обезлесения, который в конечном итоге может привести к полной потере лесных ресурсов в регионе, требует незамедлительной разработки и осуществления эффективных мер по обеспечению устойчивого управления лесами Монголии в ближайшие годы.

В связи с глобальными и региональными изменениями климата, повреждением лесов насекомыми-вредители, нерегулируемым выпасом скота и содержанием травоядных диких животных усиливаются негативные воздействия на санитарное состояние лесов и их естественное восстановление. С целью обеспечения эффективной защиты и охраны лесов от воздействий насекомых-вредителей требуется проведение регулярного мониторинга их численности и осуществление своевременных и оперативных мер борьбы в случае массового размножения. Для обеспечения успешного естественного возобновления древесных пород и стабилизации лесных экосистем необходимо определить оптимальный обьём популяций, выпасаемых домашних и диких животных на территории Хустай нуруу. Для восстановления утраченного лесного покрова территории следует провести комплекс мероприятий по засухоустойчивому лесовосстановлению c использованием крупномерного посадочного материала из местных пород деревьев, выращенных в местных лесных питомниках (Wang et al., 2012; Sukhbaatar et al., 2018).


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проблема обезлесения ландшафтов и деградации лесов по-прежнему остается нерешенной в Монголии, в том числе в горных лиственных лесах хребта Хустай нуруу. За период мониторинговых наблюдений 1999–2016 гг. с использованием космических снимков установлено, что 34 % покрытой лесом площади полностью перешло в безлесную территорию. Эти данные свидетельствуют о реальных трендах обезлесения в регионе, которые в силу негативных климатических изменений с большой вероятность будут продолжаться и усиливаться в ближайшие годы.

Развитию процессов обезлесения сопутствует комплекс факторов, таких как естественное старение лесов и слабое естественное возобновление, при низких значениях густоты самосева и подроста (от 140 до 2570 экз./га), нерегулируемая численность выпасаемых домашних и обитающих диких травоядных животных (козы, овцы, коровы, благородные олени, лошади Пржевальского и др.), вспышки массового размножения насекомых-вредителей леса, частые засухи.

Экологическое состояние лиственных лесов в регионе близко к критическому и требует принятия неотложных мер для исправления ситуации. В качестве таких неотложных мер, крайне необходимых для смягчения последствий и сдерживания обезлесения и деградации лесов, рекомендуется:

· внедрение и совершенствование системы устойчивого управления лесами, принятие управленческих решений в сфере лесопользования, учитывающих не только нынешние потребности, но и потребности будущих поколений;

· определение и установление оптимальной численности выпасаемых домашних и диких животных;

· усиление профилактики и своевременные меры борьбы с насекомыми-вредителями;

· проведение лесовосстановительных работ на обезлесенных территориях с применением крупномерного посадочного материала из местных древесных пород. В решении этого вопроса важным представляется материальная поддержка Правительства Монголии, т. к. свою деятельность национальный парк Хустайн-Нуруу осуществляет за собственные средства.

Реализация рекомендуемых мер позволит в значительной степени снизить темпы обезлесения и деградации лесов в регионе, сохранить и стабилизировать средообразующие функции лесных экосистем, биологическое разнообразие и экологический баланс природных комплексов территории.

Работа выполнена при финансовой поддержке Международного института исследований окружающей среды (International Environmental Research Institute (IERI), Кванджу, Республика Корея – https://ieri.gist.ac.kr/ierieng/index.do). Авторы выражают благодарность сотрудникам и студентам, принимавшим участие в полевых работах и сборе экспериментальных данных, а также анонимным экспертам и рецензентам за ценные советы, замечания и обсуждения, позволившие существенно улучшить рукопись статьи.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ (REFERENCES)

Бажа С. Н., Басхаева Т. Г., Гунин П. Д., Данжалова Е. В., Дробышев Ю. И., Дугаржав Ч. Основные пути обезлесения лесостепных ландшафтов на южной границе бореальных лесов в Монголии // Лесн. вестн. 2019. Т. 23. № 2. С. 45–54 [Bazha S. N., Baskhaeva T. G., Gunin P. D., Danzhalova E. V., Drobyshev Yu. I., Dugarjav Ch. Osnovnye puti obezleseniya lesostepnykh landshaftov na yuzhnoy granitse boreal’nykh lesov v Mongolii (Main trends of deforestation of forest-steppe landscapes on the southern border of boreal forests in Mongolia) // Lesn. vestn. (For. Bull.) 2019. V. 23. N. 2. P. 45–54 (in Russian with English abstract)].

Байгаль орчин аялал жуулчлалын яам. Монгол орны Олон зорилтот үндэсний ойн тооллогын тайлан (2014-2016). Улаанбаатар, 2016. 126 х. [Baigal orchin, aylal juulchlaliyn yam. Mongol orniy Olon zoriltot undesniy oin toollogiyn tailan (2014-2016). Ulaanbaatar, 2016. 126 kh. (Министерство экологии и туризма. Многоцелевая инвентаризация лесов Монголии 2014-2016. Улаанбаатар, 2016. 126 с. [Ministerstvo ekologii i turizma. Mnogotselevaya inventarizatsiya lrsov Mongolii 2014-2016. Ulaanbaatar, 2016. 126 s.] (Ministry of environment and tourism. Multipurpose national forest inventory in Mongolia 2014-2016. Ulaanbaatar, 2016. 126 p. (in Mongolian)].

Байгаль орчин аялал жуулчлалын яам. Монгол орны байгаль орчны төлөв байдлын тайлан (2015-2016). 2017. 264 x. [Baigal orchin, aylal juulchlaliyn yam. Mongol orniy baigal orchniy tuluv baidliyn tailan (2015-2016). 2017. 264 kh. (Министерство экологии и туризма. Доклад о состоянии окружающей среды в Монголии 2015-2016. Улаанбаатар, 2017. 264 с. [Ministerstvo ekologii i turizma. Doklad o sostoyanii okruzhayushchey sredy v Mongolii 2015-2016. Ulaanbaatar, 2017. 264 s.] (Ministry of environment and tourism. Report on the state of the environment of Mongolia 2015-2016. Ulaanbaatar, 2017. 264 p. (in Mongolian)].

Бүгд Найрамдах Монгол Ард Улсын уур амьсгалын лавлах. Улаанбаатар, 1971. Т. 1. 319 х. [Bugd Nairamdakh Mongol Ard Ulsiyn uur amsgaliyn lavlakh. T. 1. 319 kh. (Климатический справочник Монгольской Народной Республики. Улаанбаатар, 1971. Т. 1. 319 с. [Klimaticheskiy spravochnik Mongol’skoy Narodnoy Respubliki (Meteorological reference book of the People’s Republic of Mongolia). Ulaanbaatar, 1971. V. 1. 319 p. (in Mongolian)].

Булган Д., Даш Д., Мандах Н., Одбаяр М., Отгонтөгс М., Цогтбаатар Ж., Хөдөлмөр С., Элбэгжаргал Н., Энэрэл T., Эрдэнэтуяа М. Монгол орны цөлжилтийн атлас. Улаанбаатар: Газарзүй, Геоэкологийн хүрээлэн, Байгаль орчин, аялал жуулчлалын яам, 2013. 46 х. [Bulgan D., Dash D., Mandakh N., Odbayar M., Otgontugs M., Tsogtbaatar J., Khudulmur S., Elbegjargal N., Enerel T., Erdenetuya M. Mongol orniy tsuljiltiyn atlas. Gazarzui, Geoecologiyn khureelen, Baigal orchin, aylal juulchlgliyn yam, Ulaanbaatar, 2003. 46 kh. (Атлас опустынивания Монголии. Улаанбаатар: Ин-т геоэкол. Монг. Акад. наук; Экол. информ. центр Мин-ва экол. и зеленого развития, 2013. 46 с. (Desertification atlas of Mongolia. Ulaanbaatar: Inst. Geoecol., Mongol. Acad. Sci.; Environ. Inform. Centre, Min. Environ. Green Develop., 2013. 46 p. (in Mongolian with English abstract).

Валендик Э. Н., Кисиляхов Е. К., Пономарев Е. И., Косов И. В., Лобанов А. И., Дугаржав Ч. Природа степных пожаров в Сибири и Монголии // Сиб. лесн. журн. 2018. № 4. С. 3–12 [Valendik E. N., Kisilyakhov E. K., Ponomarev E. I., Kosov I. V., Lobanov A. I., Dugarjav Ch. Priroda stepnykh pozharov v Sibiri i Mongolii (The nature of steppe fires in Siberia and Mongolia) // Sib. lesn. zhurn. (Sib. J. For. Sci.). 2018. N. 4. P. 3–12 (in Russian with English abstract)].

Грубов В. И. Определитель сосудистых растений Монголии (с атласом). Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1982. 443 с. [Grubov V. I. Opredelitel’ sosudistykh rasteniy Mongolii (s atlasom) (Key to vascular plants of Mongolia (with atlas)). Leningrad: Nauka. Leningrad Br., 1982. 243 p. (in Russian with English abstract)].

Гунин П. Д., Бажа С. Н., Баланов Б. Ц., Басхаева Т. Г., Дробышев Ю. И., Дугаржав Ч., Концов С. В., Убугунов В. Л., Убугунова В. И., Хадбаатар С., Цыремпилов Э. Г. Обезлесение – одна из важнейших экологических проблем бассейна озера Байкал // Экосистемы: экология и динамика. 2017. Т. 1. № 3. С. 38–99 [Gunin P. D., Bazha S. N., Balanov B. Ts., Baskhaeva T. G., Drobyshev Yu. I., Dugarjav Ch., Kontsov S. V., Ubugunov V. L., Ubugunova V. I., Hadbaatar S., Tsyrempilov E. G. Obezlesenie – odna iz vazhneyshikh ekologicheskikh problem basseyna ozera Baykal (Deforestation – one of the most important environmental problems of the Baikal basin) // Ekosistemy: ekologiya i dinamika (Ecosystems: ecology and dynamics). 2017. V. 1. N. 3. P. 38–99 (in Russian with English abstract)].

Данилин И. М., Цогт З. Динамика структуры и биологической продуктивности послепожарных лиственничных лесов в Северной Монголии // Сиб. экол. журн. 2014. № 2. С. 193–208 [Danilin I. M., Tsogt Z. Dinamika struktury i biologicheskoy produktivnosti poslepozharnykh listvennichnykh lesov v Severnoy Mongolii (Dinamics of structure and biological productivity of post-fire larch forests in Northern Mongolia) // Sib. Ekol. Zhurn. (Sib. Ecol. J.). 2014. N. 2. P. 193–208 (in Russian with English abstract)].

Кархова С. А., Давыдова Г. В. Деградация лесов мира и проблема обезлесения // Евроазиатское сотрудничество: гуманитарные аспекты. Мат-лы междунар. науч.-практ. конф., Иркутск, 14–15 сент. 2017 г. Иркутск: Байкал. гос. ун-т., 2017. С. 109–118 [Karkhova S. A., Davydova G. V. Degradatsiya lesov mira i problema obezleseniya (Degradation of world forests and the problem of deforestation) // Evroaziatskoe sotrudnichestvo: gumanitarnye aspekty. Mat-ly mezhdunar. nauch.-prakt. konf., Irkutsk, 14–15 sent. 2017 g. (Eurasian cooperation: humanitarian aspects. Proc. Int. sci.-pract. conf., Irkutsk, 14–15 Sept., 2017. Irkutsk: Baykal St. Univ., 2017. P. 109–118 (in Russian with English abstract)].

Методы изучения лесных сообществ / Под ред. В. Т. Ярмишко и И. В. Лянгузовой. СПб.: НИИ химии СПбГУ, 2002. 240 с. [Metody izucheniya lesnykh soobshchestv (Methods for forest community study) / V. T. Yarmishko and I. V. Lyanguzova (Eds.). St. Petersburg: Sci. Res. Inst. Chem. St. Petersburg St. Univ., 2002. 240 p. (in Russian with English abstract)].

О правилах санитарной безопасности в лесах. Утв. постановлением Правительства РФ от 20 мая 2017 г. № 607. М., 2017. 13 с. [O pravilakh sanitarnoy bezopasnosti v lesakh. Utv. postanovleniem Pravitel’stva RF ot 20 maya 2017 g. № 607 (On the rules of sanitary safety in forests. Approved by the decree of the Government of the Russian Federation of 20 May, 2017 N. 607). Moscow, 2017. 13 p. (in Russian)].

ОСТ 56-69-83. Площади пробные лесоустроительные. Метод закладки. М.: ЦБНТИ Гослесхоза СССР, 1983. 60 с. [OST 56-69-83. Ploshchadi probnye lesoustroitel’nye. Metod zakladki (Industry standard 56-69-83. Forest planning sample plots. The method of establishment). Moscow: Central Bureau Sci. Tech. Inf. St. For. Committee USSR, 1983. 60 p. (in Russian)].

Побединский А. В. Изучение лесовосстановительных процессов. М.: Наука, 1966. 64 с. [Pobedinskiy A. V. Izuchenie lesovosstanovitel’nykh protsessov (The study of reforestation processes). Moscow, 1966, 64 p. (in Russian)].

Сукачев В. Н., Зонн С. В. Методические указания к изучению типов леса. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Изд-во АН СССР, 1961. 144 с. [Sukachev V. N., Zonn S. V. Metodicheskie ukazaniya k izucheniyu tipov lesa. 2-e izd., pererab. i dop. (Methodological guidelines for the study of forest types. 2nd ed., revised and updated). Moscow: USSR Acad. Sci. Publ., 1961. 144 p. (in Russian)].

Центр научных данных Sentinels (ESA-COPERNICUS), 2016 [Scientific data center Sentinels (ESA-COPERNICUS), 2016. https://scihub.copernicus.eu/dhus

Цогтбаатар Ж., Доржсүрэн Ч., Цэдэндаш Г., Цогт 3., Хонгор Ц. Хустай нурууны Байгалийн цогцолборт газрын ойн төлөв байдал // Тахь. Эрдэм шинжилгээний бүтээлийн эмхтгэл, Улаанбаатар, 2004. х. 49-61 [Tsogtbaatar J., Dorjsuren Ch., Tsedendash G., Tsogt Z., Khongor Ts. Khustai nuruuniy Baigaliyn tsogtsolbort gazriyn oin tuluv baidal // Takhi. Erdem shinjilgeeniy buteeliyn emkhtgel, Ulaanbaatar, 2004. kh. 49-61 (Состояние лесов в национальном парке Хустай-Нуруу // Тахь. Сб. науч. тр. Улаанбаатар, 2004. С. 49–61 [Sostoyanie lesov v natsional’nom parke Khustai-Nuruu (State of the forests in the Khustai-Nuruu National Park) // Takh’. Sb. nauch. tr. (Coll. sci. works.). Ulaanbaatar, 2004. P. 49–61 (in Mongolian)].

Экологические термины в защитном лесоразведении: учеб. пособ. / К. Н. Кулик, А. С. Рулев, А. С. Манаенков, А. В. Семенютина; под ред. И. П. Свинцова. Волгоград: ВНИАЛМИ, 2010. 264 с. [Ekologicheskie terminy v zashchitnom lesorazvedenii: ucheb. posob. (Ecological terms in protective afforestation: Textbook) / K. N. Kulik, A. S. Rulev, A. S. Manaenkov, A. V. Semenyutina; I. P. Svintsov (Ed.). Volgograd: VNIALMI, 2010, 264 p. (in Russian with English abstract)].

Angerer J., Han G., Fujisaki I., Havstad K. Climate change and ecosystems of Asia with emphasis on Inner Mongolia and Mongolia // Rangelands. 2008. V. 30. N. 3. P. 46–51.

Bayarsaikhan U., Boldgiv B., Kim K.-R., Park K.-A., Lee D. Change detection and classification of land cover at Hustai national park in Mongolia // Int. J. Appl. Earth Observ. Geoinform. 2009. V. 11. Iss. 4. P. 273–280.

Danilin I. M., Tsogt Z. Dinamics of structure and biological productivity of post-fire larch forests in the Northern Mongolia // Contemp. Probl. Ecol. 2014. V. 7. Iss. 2. P. 158–169 (Original Rus. Text © I. M. Danilin, Z. Tsogt, 2014, publ. in Sibirskii Ekologicheskii Zhurnal. 2014. V. 21. N. 2. P. 193–208).

Dulamsuren Ch., Hauck M., Leuschner H. H., Leuschner C. Gypsy moth-induced growth decline of Larix sibirica in a forest-steppe econone // Dendrochronologia. 2010. V. 28. N. 4. P. 207–213.

FAO (Food and Agriculture Organization of the United Nations). Global Forest Resources Assessment 2010. Main Report. FAO For. Paper 163. Rome, Italy, 2010. 340 p.

Hustai National Park, 2020. https://www.hustai.mn/wp/fauna/

Juřička D., Novotná J., Houška J., Pařilková J., Hladký J., Pecina V., Cihlářová H, Burnog M., Elbl J., Rosická Z., Brtnický M., Kynický J. Large-scale permafrost degradation as a primary factor in Larix sibirica forest dieback in the Khentii massif, northern Mongolia // J. For. Res. 2020. V. 31. P. 197–208.

Ministry of environment and tourism. Mongolia’s forest reference level submission to the United Nations framework convention on climate change; UN-REDD Mongolia national programme; Ulaanbaatar, Mongolia, 2018. 218 p.

SRTM 90 m DEM Digital Elevation Database, 2016. https://srtm.csi.cgiar.org

Sukhbaatar G., Ganbaatar B., Jamsran T., Purevragchaa B., Nachin B., Gradel A. Assessment of early survival and growth of planted Scots pine (Pinus sylvestris) seedlings under extreme continental climate conditions of Northern Mongolia // J. For. Res. 2020. V. 31. P. 13–26.

Sukhbaatar G., Nachin B., Purevragchaa B., Ganbaatar B., Mookhor K., Tseveen B., Gradel A. Which selective logging intensity is most suitable for the maintenance of soil properties and the promotion of natural regeneration in highly continental Scots pine forests?–Results 19 years after harvest operations in Mongolia // Forests. 2019. V. 10. Iss. 2. Article number: 10.3390/f10020141.

Sukhbaatar G., Suran B., Nachin B., Chultem D. Effects of Scots pine (Pinus sylvestris L.) plantations on plant diversity in northern Mongolia // Mon. J. Biol. Sci. 2018. V. 16. N. 1. P. 59–70.

Tsogtbaatar J. Deforestation and reforestation needs in Mongolia // For. Ecol. Manag. 2004. V. 201. Iss. 1. P. 57–63.

Tsogtbaatar J. Deforestation and reforestation of degraded forestland in Mongolia In: The Mongolian ecosystem network / N. Yamamura, N. Fujita, and A. Maekawa (Eds.). Ecol. Res. Monogr. Springer, Tokyo, 2013. P. 83–98.

Wang Y., Bonell M., Feger K. H., Yu P., Xiong W., Xu L. Changing forestry policy by integrating water aspects into forest/vegetation restoration in dryland areas in China // Agr. Water & Ecol. 2012. V. 26. N. 1. P. 59–67.


Вернуться к списку статей